Экспонаты
Люлька. Русские
Люлька. Русские
Название
Народ
Территория
Европейский Север России, Вологодская губерния
Датировка
конец XIX века
Собиратель
Антонов Андрей Иванович
Материал
Дерево; краска
Техника
Обработка дерева: резьба: вырезание; обработка дерева: роспись
Размер
Дл. - 68,0; шир. - 34,0; выс. - 24,0
Коллекция
Культура русского народа
Коллекционный номер
РЭМ 1703-65. I Д-2877
Аннотация
Изготовлена в виде деревянного, слегка сужающегося книзу ящика на резных ножках. Дно образовано досками, положенными на две поперечные перекладины. В качестве подстилки служили старые тряпки, шерсть, солома. Вся поверхность покрыта северодвинской росписью с сюжетами из повседневных занятий крестьянской семьи. К стенкам колыбели крепились ивовые дужки, к которым привязывалась веревка для подвешивания к шесту – «очепу». Очеп одним концом врубался в стену избы, а другим проходил через ввёрнутое в матицу железное кольцо или прикреплённое к ней полотенце. Одним из отличительных признаков русской колыбели является ее висячее положение. Причины подобного расположения колыбели обусловлены представлениями об опасности для здоровья и жизни младенца любых контактов с низом. В этой связи показателен запрет класть здорового ребёнка на пол во избежание смерти, а также повсеместно распространенный обычай помещать под зыбку нож, топор, полено, веник от нечистой силы, которые в таком контексте выступают как преграды на пути в иной мир. С другой стороны, если желали «спокойной» смерти младенцу, то ставили колыбель на пол: “Если умирающий младенец, то зыбку ставят под иконы, так как в висящей зыбке умирать тяжело”. Мотив приподнятости зыбки постоянно встречается в фольклорных текстах, например, в колыбельных песнях: “<...> Люлька на высоком столбу, на точеном брусу”. То же в свадебной поэзии : “Ой на горе, горе, горе, / На той на высокой красоте/ Висит колыбель золота,/ В той колыбели золотой/ Удалый добрый молодец”. Существенную роль в формировании мифологии колыбели играет очеп, который во многом определяет её пространственное расположение. Аккумулирование очепом знаковых свойств угадывается уже в предпочтении тех или иных пород деревьев, из которых он вырезался, причем этот выбор опирается на мифопоэтические мотивировки, например: “Нельзя очеп делать из березы - /ребенок/ не будет спать”; “Очеп для люльки должно выбирать не березовый, а еловый, чтобы ребенок крепко спал”; или, наоборот, нельзя делать их из ели, иначе ребенок “покроется коростой”. О количестве будущих детей по числу сучков на очепе. В мифопоэтических представлениях очеп выступает как путь, по которому дети приходят в мир людей. Так, если не желали больше иметь детей, с шеста не снимали кору и не обрубали сучки с красноречивой мотивировкой: “По гладкому как по маслу так и полезут дети”. Колыбель как первый дом ребенка требовала соблюдения многочисленных предосторожностей в обращении с ней. Если это новая колыбель, которая, согласно представлениям, представляла опасность для ее жильца, то сначала в колыбель укладывали кота, чтобы на него перешли все грядущие неприятности. В течение первого года жизни младенца клали в зыбку благословляя, чтобы “черт не подменил”. Чтобы уберечь ребенка от «зыбочника», «полуденника», «полуночницы», в колыбель помещали нож, ножницы, щётку, свиной хрящ, обмотанную куделью лучину, «чтобы зыбочник прял». На стенках вырезали или рисовали смолой один-два креста или прикрепляли иконку, над колыбелью вешали колокольчики и ложку. Повсеместно был распространён запрет качать пустую колыбель, нарушение которого могло иметь разнообразные следствия: рождение нового ребенка, бессонница, головную боль, смерть младенца, проникновение в зыбку нечисти и т.д. Некоторые свидетельства позволяют видеть в колыбели подобие материнской утробы, например, традиция тугого пеленать младенца в течение девяти месяцев, держание его в темноте, запрет показывать его посторонним, а также делать полог для зыбки из материнского сарафана (юбки). Выполнение всех этих правил призвано было создать подобие женской утробы и тем самым смягчить переход ребенка из утробного пространства в культурное и в конечном счете обеспечить преемственность пренатального и постнатального бытия.
Выставки
Спишь хорошо - встаёшь весело. Младенчество и детство в старой русской деревне Челябинск 2019
Царство ночи Санкт-Петербург 2017-2018
Русский Север. Коллекция Российского Этнографического музея Санкт-Петербург 2014
А.А. Бобринский - путешественник, этнограф. К 150 - летию со дня рождения Санкт-Петербург 2011