Альбомы
Тувинские шахматы
Тувинские шахматы
Заголовок
Тувинские шахматы
Серия
Игры и игрушки 
Народ
Аннотация
В качестве вводного текста в сокращенном варианте воспроизведена статья сотрудника ГМЭ народов СССР Петра Ивановича Каралькина (Каралькин П.И. Тувинские шахматы // Этнография народов СССР. Л., 1971. С. 136–145). Тувинские шахматы. П.И. Каралькин Орфография и пунктуация автора сохранены Бытование шахмат у тувинцев отмечено рядом путешественников, начиная с середины XIX века. Горный инженер Г.М. Пермикин, посетивший тувинцев в долине озера Косогол в конце 1850 г., в своем отчете писал: «Осмотрев приозерные окрестные места, я возвратился на ночлег в юрту Иринсина (сына нойона Данзина Шултума Комбо)… хозяин не обратил на меня своего внимания, по-видимому, он ничего не видел и не слышал, что делалось в юрте, все мысли его были прикованы к шахматной доске; его противник лама был в разгоряченном виде и уже проиграл две лошади… Оказалось, что Иринсин играл в шахматы несравненно лучше ламы. Шахматная игра между богатыми здесь в большом ходу, за нею урянхи (тувинцы – П.К.) проводят долгие дни и держат большие заклады… За шахматами Иринсин и лама просидели целый день до десяти часов вечера…». А.В. Потанина отмечает: «князья же урянхайские живут богато, их окружает многочисленная челядь, в их сундуках скопляются дорогие уборы и безделушки из нефрита, сердолика, ляпис-лазури… Их любимое времяпрепровождение – игра в шахматы, причем, проигрывают иногда целые табуны лошадей»… Д.А. Клеменц в 1889 г., посетив Туву, привез в составе этнографической коллекции для Иркутского музея шахматные фигуры, вырезанные из жировика (агальматолита) тувинским мастером Намчжала из Улуг-Хема. Ссыльный польский революционер Ф.Я. Кон в 1902–1903 гг. по поручению Этнографического отдела Русского музея вместе с прочими этнографическими предметами собрал в Туве шахматные фигуры. В собраниях Государственного музея этнографии народов СССР хранятся также тувинские шахматы, собранные С.А. Теплоуховым, В.С. Адриановым, Е.Д. Прокофьевой и мной. Тувинцы называют шахматы «шыдыраа», шахматную доску – «шыдыраа холлу». Шахматные фигуры изготавляются из коры тополя и лиственницы, древесины, камня, металла, иногда встречаются фигуры из кости. Шахматы из жировика («чонар даш») чаще всего вырезаются в Бай-Тайгинском районе, где на склонах Бай-Тайгинских хребтов добывают этот камень разных оттенков. В Дзун-Хемчинском районе, в особенности близ города Чадана, шахматы отливаются из меди, латуни. В Эрзинском районе преимущественно режут фигуры из дерева, хотя и в других районах таковые не являются исключением. Шахматные доски первоначально были совершенно чистыми с еле заметной сеткой, состоящие из 64 клеток без характерного зачернения ряда клеток. Чаще всего шахматная сетка воспроизводилась на плоскости бытовых деревянных вещей: на откидной крышке ящика «апдара», на доске для раскатки теста и на других вещах. Надо полагать, что при необходимости клетки чертились на земле, как это было при игре в «буга шыдыраа». Рисовали доску и на белой ткани. В 1950 г. появились обычные шахматные доски, даже столики с доской, украшенные самобытным резным и расписным красочным орнаментом, заимствованным из орнамента бытовых ящиков «апдара». Шахматы в Туве появились сравнительно недавно. Самое раннее из известных упоминание о них содержится в сказании «Тана-Херель». Очевидно, шахматы были занесены вместе с ламаизмом в XVI–XVII вв. из соседней Монголии, где они бытовали уже в XV–XVI вв. Фигуры тувинских шахмат долгое время носили монгольский облик. Так, король изображался в виде монгольского нойона; ладья – в виде буддийского колеса, монгольской кибитки, знака счастья – «öлчей», эмблемы пламени и т.д.; ферзь – в виде дракона, барса, льва. Но самым примечательным мотивом является, пожалуй, гаруда – монгольская царь-птица, некогда красовавшаяся в гербе города Урги и служившая в шахматах в качестве ферзя. Тувинские шахматные фигуры бывают однотонными или раскрашиваются в красный и зеленый цвета. Иногда фигуры, выполненные из дымчатого жировика, слегка подкрашиваются в фиолетовую краску. Чтобы придать фигурам черный цвет, жировик обжигают на огне. Фигуры из дерева все некрашеные. Фигуры из меди, латуни отливаются для каждого комплекта одноцветные или двухцветные; например, фигуры одной партии могут быть из красной меди, в другой – из латуни или бронзы… Шахматные фигуры приготовляются весьма быстро, если это необходимо для игры где-нибудь в отдаленной местности на летнике или зимнике, либо на охотничьей стоянке. В таких случаях шахматы изготовляют из коры тополя, лиственницы, из сырого дерева. Для изготовления шахматных фигур, за исключением литых, не требуется особых инструментов. Нет также каких-либо трафаретов и предварительных рисунков-образцов. Однако из-под умелых рук тувинских резчиков выходят реалистические фигуры людей, домашних животных, зверей и птиц, в которых мы ощущаем то или иное состояние, всегда тонко и умело подмеченное. Сложнее было отливать шахматы из металла. Чтобы получить форму для литья, предварительно вырезали из коры или из дерева все тридцать две фигуры, затем их заключали в ком огнеупорной глины (тувинцы это умели делать хорошо, располагая горным асбестом) и обжигали на огне. Кора или дерево выгорали, образуя нужную по форме пустоту. Золу или уголь устраняли через отверстие, а в образовавшуюся пустоту заливался расплавленный металл, затем глиняные формочки разбивались. Поэтому до появления разъемных формочек металлические шахматы ценились значительно дороже. По шахматным фигурам вполне можно проследить бытовые, социальные и другие изменения в жизни тувинского народа, которые отчетливо проявляются в изображении человеческих фигур. Так, король в прошлом всегда изображался в виде важного, надменного сановника, нойона, служителя культа и других представителей имущего сословия. Но с исчезновением лам и нойонов, по мере распространения шахматной игры среди аратов, пастухов, охотников, шахматные короли приобрели новый облик (председатель сельского совета, офицер Советской армии, охотник, человек с гармошкой, прокурор). … Тувинские правила игры в шахматы имеют некоторые особенности. На этот счет я могу привести информацию, полученную мной от научного сотрудника Тувинского научно-исследовательского института языка, истории, экономики и литературы, незаурядного современного шахматиста Доржи Куулара, уроженца Дзун-Хемчинского района. Доржи Куулар сообщил, что пешка («оолдар») не может перешагивать через поле, если она стояла на а2, но ходит только на соседнее поле а3. Ферзь («ыт») ходит по диагонали только из одного поля в другое соседнее. Если король достиг последней горизонтали, игрок может поставить новую пешку там, где ему угодно. Если пешка достигает последней горизонтали, она превращается только в ферзя, но не в любую фигуру, как это принято в обычной шахматной игре. Игра начинается ходом королевской пешки на одном поле (е2 – е3). Черные отвечают таким ходом (е7 – е6). При нападении ферзя, коня или ладьи на короля объявляют «ша», т.е. шах; при нападении слона произносят «ту»; при нападении пешки говорят «сот». Изматывание короля шахом типа «сот», т.е. несколькими пешками, называется «весьма хорошей победой» («эки шуулде»), особенно если это достигается в средней части – положение «шах пешками в центре» доски тремя или несколькими пешками («ортаа оолдар соту»). При изматывании противника шахом черным слоном («ту») возможная победа называется «хорошим ходом» («эки шуулде»). Этот мат горек проигравшему и потому такой вариант называют «дуска одурган» («на соль сел»). Превращение пешки в ферзя считается особо торжественным моментом игры, называемым «байыр маты» («победный, праздничный мат»).
Авторы
Подбор экспонатов и аннотации: Н.А. Косяк, С.В. Романова – научные сотрудники отдела этнографии народов Сибири и Дальнего Востока Фотограф: О.В. Ганичева – сотрудник отдела фотографии
Дата публикации