Вернуться
32 из 57
Просмотрено 32 из 57
Монеты в предметном мире традиционной культуры
Монеты в предметном мире традиционной культуры
Заголовок
Монеты в предметном мире традиционной культуры
Аннотация
«Звонкая монета» – так, согласно В.И. Далю, говорили в России о настоящих деньгах, серебряных монетах, сочетавших в себе гарантию государственного денежного знака и самостоятельную ценность благородного металла, залога достатка. В предметном мире традиционной культуры именно монеты репрезентировали верховную власть и предоставляемые ею гарантии на долю богатства во всех отношениях обмена. Выпуск монет, как правило, был государственной монополией. Они чеканились из определенного металла или сплава, имели строго установленные вес и геометрическую форму и наделялись необходимыми иконографическими качествами: государственно значимой символикой (изображением герба и/или императора либо иного верховного правителя, национального героя, святого покровителя); указанием конкретного достоинства – «номинала», т.е. количественно регламентированного права на участие в обмене; определенной композицией, состоящей из подобных изображений, надписей и прочих знаков на аверсе и реверсе. У каждой монеты имеются метонимические свойства, обусловленные присутствием благородного (или цветного) металла и правом на участие в обмене, и свойства метафорические, связанные с символическим значением металла, геометрической формы, надписей и изображений в культуре того или иного народа. Эти свойства сочетаются с эстетикой монеты при ее включении в конкретные контексты традиционных культур: в декор предметов вооружения, костюма, его аксессуаров, в культовую атрибутику и предметы-обереги. Монета, будучи произведением высокого профессионального мастерства, соединяет в себе красоту металла, чеканной миниатюры и надписей. Множество монет различного размера и правильной формы позволяло создавать из них разнообразные композиции в декоре костюма, производить легкий звон при движении. Металлические деньги в качестве элемента декора оказались в середине XIX века настолько востребованы, что на фабриках России, Германии и ряда других европейских стран начали производить декоративные имитации монет. В традиционной культуре многих народов монеты издавна обладали своеобразной информативной функцией: они символизировали надежность, прочное благосостояние, пожелание плодовитости. Монеты закладывали под фундамент строящегося дома, их жертвовали святому месту, оставляли у целительного источника, клали в могилу. В качестве благопожелания их помещали в сундук с приданым невесты, в ритуальный хлеб. У казаков, украинцев, татар, а также у многих народов Поволжья, Кавказа и Сибири монеты – одна, несколько или целый набор – входили в состав нарядного женского костюма. Особенно популярны были монеты в свадебном убранстве невесты: из них делали серьги, браслеты, их включали в головные уборы, ожерелья и другие типы украшений. У народов Поволжья ряды из монет, закрепленные подобно чешуе, закрывали грудь невесты, создавая слой символической защиты. У народов России разнообразные монеты – русские (от допетровской эпохи и вплоть до советского времени), немецкие, австро-венгерские, турецкие, арабские, китайские, украшавшие порознь или в комплексе женский свадебный костюм, символизировали достоинство невесты и ее семьи, законность и престижность заключаемого брака, пожелание прочности семейных уз и одновременно служили телесным оберегом. Самый востребованный контекст использования монет в традиционной культуре – женские костюмные комплексы. Монеты нашивались на различные части костюма, включались в композицию съемных украшений. В собрании РЭМ насчитывается около полутора тысяч подобных экспонатов. Из вышеназванных свойств монет метонимические присущи им изначально, а эстетические проявляются и усиливаются в основном при включении монет в костюм и аксессуары. Что же касается метафорических свойств, то они, будучи очевидными для носителей традиционной ментальности, становятся доступны пониманию исследователей только в результате анализа роли монет в верованиях и обрядах, а также в составе женского костюма, т.е. где, как и почему они в нём использовались. Изучая метафорические свойства монет, исследователи стремятся выяснить семиотический статус какого-либо съемного украшения в культуре конкретного народа, подкрепленный способом его ношения, или семиотические свойства определенного предмета вооружения, или амулета. Присутствие монет в костюмном комплексе может выражать социальную семантику: •маркировать государственную и/или конфессиональную принадлежность; •демонстрировать богатство (при обилии в декоре костюма крупных серебряных монет), высокое имущественное положение семьи владельца; •обозначать принадлежность к престижной социальной группе; •указывать, в сочетании с украшением определенного типа, на принадлежность к определенной половозрастной группе (девушки, молодые женщины). Также монеты способствуют усилению и даже привнесению магической семантики: •служат оберегом благодаря: присутствию металла (серебра), его блеску и звону при движении, изображениям царственных особ и святых (в особенности св. Георгия), гербового орла, иногда надписям; наконец, что не менее важно, благодаря размещению монет на лбу или у висков, на затылке, по воротнику, по краям бортов, обшлагам рукавов, по боковым швам и подолу или же благодаря созданию покрытия из рядов монет на груди (в женской праздничной одежде у народов Поволжья, Балкан); • являются выражением пожелания богатства и плодовитости при их обилии в костюме женщин фертильного возраста; • свидетельствуют о санкционировании заключаемого брака и пожелании его прочности в случае закрепления множества монет (с изображением профиля царственной особы) аверсом вверх. Метонимические свойства монет усиливают, главным образом, социальные семиотические качества костюма и украшений, а метафорические – магико-символические. Среди последних особенно разнообразны способы наделения качеством оберега. Здесь уместно привести высказывания выдающегося французского этнолога К. Леви-Строса об историко-культурной значимости украшений в оформлении облика: «Украшения ранних этапов культуры<…>имели как магическое, так и декоративное значение», «С помощью своих украшений первобытный человек становится социальным существом»(1). Изучая материалы, с которыми сочетаются монеты в декоре костюма, исследователи установили, что довольно часто они соседствуют с раковинами каури (особенно у народов Поволжья, Сибири). Известно, что у различных народов мира, в том числе в только что выше названных регионах России, каури еще несколько столетий назад могли выполнять функцию денег при обмене (2). Наряду с этим функциональным сходством и раковина каури, и монета благодаря своей форме ассоциируются в традиционной культуре с женским началом. Интуитивно-художественное сочетание монет и каури семиотически акцентирует ценность женщины и усиливает ее магическую защиту. Монеты, включавшиеся в состав украшений, подбирались вне зависимости от их государственного происхождения, времени выпуска. Учитывались, главным образом, материал, размер и изображения на аверсе и реверсе. Эстетическая значимость монет обусловливалась также и способом их включения в декоративную композицию: •при сплошном покрытии основы (когда монеты плотно закреплены в ряд либо внахлест) – части костюма или аксессуара – создается образ защитного пояса либо кольчуги; •при подвешивании монет по периметру или нижнему краю одежды, украшения возникает подобие бахромы; •при изготовлении ожерелья из монет, их подбирают по размеру, размещая самую крупную в центре, что создает впечатление целостной совокупности, завершенности; •использование в композиции множества монет или же помещение подвески в оправу способствует усилению, мультипликации образа входа, круга. (1) Lévi-Strauss C. Lebensspender Schmuck // Ornaments. – Pforzheim, 1985 (2) Долголенко М. Раковинные деньги и вампум // Ювелирное искусство и материальная культура. – СПб., 2002.
Авторы
А.Б. Островский, научный сотрудник главной категории отдела этнографии русского народа, доктор исторических наук; А.В. Ратникова, научный сотрудник ведущей категории отдела специализированного хранения.
Дата публикации
Мой верный друг – волшебный конь!
Мы из Биробиджана (фотографии 1930-х гг.)